Место встречи – посылка

«Такой я не увидела дочку. Её детство украл ГУЛАГ... Рисовала её с фотографии,» – так надписан один из портретов, сделанный Аллой Тихоновной Берёзкиной в Ангарлаге. Инженер-электрик по профессии, она начала рисовать, находясь в лагере: «Помогало выжить для души».  Так была создана целая галерея портретов: Айно Саарема – срок 10 лет, Мария Абрамовна Лившиц – срок 25 лет (врач-психоневролог, освобождала от военной службы), Галина Ивановна Котляровская (художница) – срок 10 лет. И здесь же домашние – портрет матери, мужа, дочери, снова дочери. Последние – без сроков. Но без сроков ли? Такими их «не увидела». И они ее не увидели.

Находясь по разные стороны колючей проволоки, родные старались поддерживать связь друг с другом. С обеих сторон отправляли и получали письма и посылки, с оговорками на цензуру и недобросовестность лагерного начальства. Разлученные с детьми родители пытались компенсировать вынужденное отсутствие поздравительными открытками и письмами,  а домашнее воспитание заменить «дистанционным». 

В музейной коллекции «Мемориала» сохранились самодельные книги – это сказки и учебники, песенники, сборники загадок.  Использовалась любая возможность научить ребёнка читать, считать, интересоваться. Подобные посылки – это не только попытка воспитания-назидания, но также поиск общего языка: способ быть издалека близкими, смотреть в одну сторону. В письмах детей к отбывающим срок родителям часто встречается описание быта: оценки, походы в кино, встречи с родственниками,, кашель и насморк. Но не меньше в письмах вопросов, которые при прочтении и знании контекста больше походят на риторические: «Мамочка, почему ты мне не пишешь?».  И каждое, за редким исключением, письмо оканчивается фразой, которая читается одновременно как приговор и укор: «Жду встречи». 

Таким образом, эти посылки и письма детей родителям и родителей детям оказываются тем самым  местом встречи. Если «не увидеть» друг друга, то, по крайней мере, попытаться вообразить, зафиксировать, оформить «для души». 

Алла Берёзкина, портреты дочери Марины

***

Открытки Людмилы Васильковской: «Вот тебе, родненькая моя, ещё прибавление к твоему зверинцу. Познакомь их с нашей семьёй».

***

Открытки Людмилы Васильковской для дочери Комунэллы (Эллы) Маркман: «Поздравляю с днём рождения и обещаю в твой день съесть кашу с жизнерадостной улыбкой».

***

Людмила Васильковская, «Колыбельная»

***

Гавриил Гордон, «Маленькое введение в большую философию»: «Эта тетрадь написана в разных местах: писал я то в набитой шумными, грубо бранящимися людьми комнате штаба, то ночью в бараке под храп спящих, чуждых мне и безразличных людей. Она писалась в дни неопределенности и томительного ожидания новых испытаний. Но когда я писал ее, то большая любовь к тебе, милая моя доченька, двигавшая моим пером, и память о прошлых занятиях философией уводили меня из окружавшей тяжкой действительности в тот мир наслаждения чистой мыслью и образами чудесной старины, который, наряду с музыкой , всегда был подлинным достоянием и содержанием моего «я»».

***

Гавриил Гордон, «Краткое введение в изучение истории»: «Что называется историей?... В первом значении это весь в целом процесс возникновения вещей, животных, людей, человеческих объединений, всего человечества. Процесс развития общества и их достижений в областях материальной (техника, хозяйство) и духовной культуры (религия, политика, искусство, литература, наука. Процесс, общее начало которого скрывается в неведомой глубине прошлого, а конец в столь же неведомой дали будущего...»

***

Гавриил Гордон, Oscar Wilde «The happy Prince»: «Translated in the Russian for two little girls from their father in Katarinasborough, the 6 August 1933».

***

Герта Чупрун: «Дорогая мама! Получила твое письмо. Один раз ездила к Нине. А вчера приезжала она. Я остригла косички и стала похожа на Алика. Нина посоветовала нарисовать тебе рисунок. В школе часто получаю «отлично» по русскому. Крепко целую. Герта».

***

Герта Чупрун: «Дорогая мамочка! Получила твое письмо. Заболела тетя Шарлотта. Учусь я не очень хорошо, хотя и стараюсь. Я смотрела в кино «Богатую невесту». Я редактор классной газеты «Затейник». У меня маленькие крысиные хвостики (косы?!) по бокам головы. У меня есть альбом для стихов. Уже почти все мои подружки написали в него на память. Но как ни странно моя закадычная подруга Лера С. Не написала! Тут рисую тебе картинку. Крепко целую 10 раз в 10-ой степени. Герта.
PS: Как ты думаешь, папа умер или нет?»

***

Марина Душкина: «Дорогая мамочка! Поздравляю тебя с прошедшими именинами. Справляла ли ты их? Мама, мы проходили историю, меня вызывали и поставили «отлично», а по музыке у нас был зачет, и я получила «отлично». По немецкому я тоже отличница, а когда я играла, то совсем не боялась. Дорогая мамочка, жду не дождусь тебя. Пока целую крепко. Твоя Марина».

***

Виктор Стурит пишет маме из детского дома: «Здравствуй, дорогая мамочка. Почему ты мне не пишешь письма? Мамочка, ты не знаешь, где папа? Мамочка, я учусь во втором классе. Мамочка, я очень долго болел стригущим лишаем. Мамочка, я жив и здоров. Мамочка, ты писала, что у тебя нет бумаги. Мамочка, я тебе пришлю. Мамочка я за тобой очень скучаю. Больше писать нечего».

 

Мемориал» – это движение, созданное для сохранения памяти о политических репрессиях в недавнем прошлом нашей страны. Десятки организаций в его составе ведут исследовательскую, правозащитную и просветительскую работу.

www.memo.ru